Джон ГРИНДЕР

В молодости Джон Гриндер работал тайным агентом ЦРУ в Германии, Италии и Югославии. В начале семидесятых его имя стало известным среди любителей генеративно-трансформационной грамматики, восходящей к Ноэму Хомскому. Он также работал младшим ассистентом профессора лингвистики под руководством Грегори Бейтсона в Кресж Колледж.

До создания НЛП, Джон занимался развитием передовых методов обучения. Ричард Бэндлер и Джон Гриндер впервые применили моделирование в рамках терапевтической коммуникации. Это стало возможным, поскольку в момент встречи с Ричардом, Джон Гриндер уже проводил эксперименты с моделированием в области изучения языков.

В начале 1974 года Ричард и Джон начали реализацию проекта Мета-Модель, который стал основой для нейролингвистического программирования.

В этот период выделились постоянные участники группы. Почти все они стали впоследствии известными деятелями НЛП, в создании которого они активно участвовали. В группу входили: Лесли Камерон, Джудит ДеЛозье, Фрэнк Пьюселик, Байрон Льюис, Девид Гордон, Стив Гиллиген, Мерибет Андерсон, Джим Айхер, Поль картер, Терренс МакКлендон и Роберт Дилтс.

Основой исследований в группах Мета Модели было допущение о том, что, исключая методы ориентированные исключительно на тело, вербальная коммуникация между терапевтом и клиентом является центральным пунктом каждой терапевтической работы. Было принято, что в вербальной коммуникации Перлза и Сатир можно выделить специфические языковые образцы, указывающие на проблемные процессы и вызывающие изменения. Первое определение этих языковых паттернов и проверку их воздействия дало лингвистическое знание Джона Гриндера. Результаты исследований были опубликованы в 1975 году в первом томе The Structure of Magic (Структура Магии). На базе общей семантики Альфреда Кожибского и генеративно-трансформационной грамматики Ноэма Хомского, Бэндлеру и Гриндеру действительно удалось выработать основы для модели, которая давала возможность целенаправленно собирать информацию о представляемом человеком мире (модель мира).

Успехом также увенчалась попытка моделировать и точно описать структуру существенных языковых способностей Перлза и Сатир в области успешной коммуникации между терапевтом и клиентом. Терапевтическая подготовка Бэндлера и Языковые знания Гриндера настолько успешно дополняли друг друга, что результатом сотрудничества стала одна из наиболее выдающихся работ о человеческой коммуникации.

Ричард Бэндлер и Джон Гриндер, согласно их собственным словам, впервые заинтересовались гипнозом, когда заметили, что поведение их клиентов во время работы, с так называемыми управляемыми фантазиями, практически не отличается от описания людей, находящихся в состоянии транса средней и глубокой степени.

Грегори Бейтсон обратил внимание Бэндлера и Гриндера на Милтона Эриксона, создателя современной гипнотерапии. Бейтсон лично давно знал его и дружил с ним. Уже очень ослабленный болезнью, Эриксон жил в то время в Фениксе (Аризона), обучая у себя дома студентов со всего мира. С конца 1974 года Ричард и Джон много раз лично посещали Эриксона, чтобы поучаствовать в его семинарах.

Вначале их целью было изучение работы Эриксона, с помощью тех методик, которые они уже разработали в рамках своих исследований. Многие часы они разговаривали с Эриксоном, а его встречи с клиентами записывали на пленку и кассеты. Кроме того, они изучали его письменные работы, получив также от него и его ученика Эрнеста Росси дополнительные записи и транскрипты. Позже они анализировали их в отношении микропаттернов в поведении Эриксона. Для Джона Гриндера и Ричарда Бэндлера встреча с Милтоном Эриксоном была счастливым случаем, поскольку Эриксон первым из значимых терапевтов повернулся от абстрактных теоретических спекуляций на тему существа нарушений, к исследованиям прагматически направленных стратегий изменений. Его работа оказалась для них настоящей сокровищницей идей. Бэндлер и Гриндер увидели в нем человека, который всю свою жизнь посвятил исследованиям паттернов коммуникации, вызывающих изменения. Деятельность Эриксона, таким образом, стала для них великолепным объектом изучения, поскольку их целью было создание возможных для передачи и изучения моделей именно таких коммуникационных стратегий. Уже во второй половине 1974 года, вероятно, некоторое время параллельно с группами Мета Модели, Бэндлер и Гриндер начали организовывать семинары, где занимались терапевтическими изменениями и структурой гипнотической коммуникации. Вначале они сконцентрировались на лингвистической обработке языковых паттернов Эриксона, выделяя особенности и включая их в рациональную доступную систему. Так же как Мета Модель, Милтон Модель возникала во время специально для этого проводимых семинаров, на которых происходил обмен теоретическими соображениями, и проводились практические пробы.

Результаты работы были опубликованы в 1975 году, основанным Бэндлером и Гриндером издательством Meta Publications.

Необыкновенно сильное влияние на дальнейшее направление развития начатого проекта оказало изучение деятельности Эриксона. Многие взгляды на психотерапию, формировавшие до определенного момента точку зрения Гриндера и Бэндлера, были оставлены в 1974 году. Прошли времена, когда в этой области науки доминировало убеждение о сердечных, аутентичных терапевтах. Группы встреч начали интенсивные эксперименты с различными видами коммуникационного поведения. Действительно можно признать, что с 1974 года прагматический метод работы Эриксона, направленный в своей сути на определенные цели и пользующийся разнообразными средствами, получил среди создателей НЛП наибольшую популярность. Их девиз теперь звучал: «Когда то, что ты делаешь, не работает, сделай что-нибудь иное!». Целью деятельности различных групп в 1974 и 1975 годах было, прежде всего, разработать следующие формальные модели для коммуникационных процессов. На переднем плане их интересов, наряду с языковой активностью, находилось невербальное поведение Перлза, Сатир и Эриксона. Невербальная коммуникация казалась необычайно важной частью их терапевтического воздействия. Уже Эриксон открыл возможности использования невербального контакта для проведения изменений у клиентов. Он многие годы своей жизни провел, формируя такую коммуникацию и подстраивая ее к терапевтическим процессам. Модели, которые теперь хотели выработать Бэндлер и Гриндер, должны были также помогать ив анализе и представлении структуры эффективных паттернов невербальной терапевтической коммуникации. Таким образом, на этот период приходится инициация реального проекта НЛП – создание общих моделей коммуникации, субъективных переживаний и изменений. Бэндлер и Гриндер надеялись, что благодаря этим моделям станет возможным точно представить структуры коммуникации, приводящей к изменениям. Впервые должна была возникнуть возможность присвоения опыта терапевтической магии. Задача была в том, чтобы выработать формальное описание паттернов того, что делали терапевтические маги, такие как Перлз, Сатир и Эриксон, а не в том, чтобы описать то, что они предполагали, что делают.

Ни в коем случае никто не хотел ограничивать использование этих моделей лишь для нужд психотерапии. Они были сконструированы таким образом, что могли применяться во всех процессах коммуникации. Поскольку они возникли в рамках психотерапевтической работы над изменениями, широкое распространение получил взгляд, что НЛП - новая форма психотерапии. Однако модели нейролингвистического программирования по своему существу построены таким образом, что дают возможность моделировать любое человеческое переживание и поведение. Поэтому техники коммуникации и терапевтические методы приводящие к переменам, с которыми сегодня знакомятся на курсах, являются эффектами применения этих моделей в различных контекстах коммуникаций.

Нравится