Никто не становится просветленным / просветленным становится никто. No-one becomes enlightened

Фото Mandira Bosma.Раньше я верил, что люди действительно становятся просветленными, и что это событие подобно выигрышу главного приза в национальной лотерее. Лицу, получившему приз, гарантировано постоянное блаженство, непогрешимость и неподкупная добродетель.

В своем неведении я думал, что эти люди получили во владение нечто, что сделало их особыми и совершенно непохожими на меня. Эта призрачная идея укрепила во мне веру в то, что просветление реально доступно только особым и немногим избранным. Это недоразумение было порождено имевшимся у меня неким представлением о том, как должно выглядеть совершенное состояние. Я не был еще в состоянии понять, что просветление не имеет ничего общего с идеей совершенства. Эти убеждения получали дополнительное подкрепление, когда я сравнивал свою воображаемую несостоятельность с созданным мною образом того «духовного героя», который меня привлекал в данный момент.

Мне кажется, что большинство людей рассматривают просветление таким же образом.

Конечно, всегда были, и все еще есть, многие, кто поощряет такое мнение и кто даже настаивает на собственном просветлении.

Сейчас мне ясно, что утверждать подобное столь же бессмысленно, как и во всеуслышание заявлять, что умеешь дышать.

На самом деле реализация просветления несет с собой внезапное понимание, что ни-кто и ничто не подлежит просветлению. Просветление просто есть. Им нельзя овладеть, также как его невозможно ни достичь, ни выиграть, как какой-нибудь трофей. Все и вся едино, и все наши попытки найти единство только являются препятствием.

Те, кто претендуют на просветление или занимают определенную позицию, на самом деле просто не поняли его парадоксальной природы и предполагают себя владельцами якобы достигнутого ими состояния. По всей вероятности, они прошли через определенное глубокое личное переживание, что не имеет абсолютно ничего общего с освобождением. В результате, они все еще не вышли из круга своих индивидуалистических представлений, основанных на личных системах верований.

По-видимому, эти люди часто чувствуют потребность брать на себя роль «духовных учителей» или «просветленных мастеров» и неизбежно привлекают к себе тех, кому необходимо быть учениками или последователями. Их учения, все еще коренящиеся в дуализме, неизбежно содействуют созданию пропасти между «учителем» и теми, кто предпочел следовать этому учению. По мере роста числа последователей повышается необходимость в исключительности роли учителя.

Одним из обычных симптомов такой роли является более строгий подход к любому признанию или проявлению «человеческой слабости». Это, как правило, создает расстояние между «мастером» и последователями.

Чем более особым становится «мастер» и чем выше требования к его последователям, тем, неизбежно, более извилистым и невразумительным становится учение. По мере увеличения неясности учения усугубляется схизма, и многие последователи часто приходят в состояние замешательства и повиновения. Обычно это кончается низкопоклонством, разочарованием, или пробуждением и уходом.

Однако, такие влияния порождают и поддерживают в коллективном подсознании людей призрачное чувство несостоятельности и сомнения в своей способности осуществить и позволить нечто столь же естественное, простое и доступное, как дыхание.

Тем, кто полностью уразумел и принял просветление, совершенно нечего рекламировать. Когда они делятся своим пониманием, они свободны от потребности приукрашать себя или то, чем они делятся. Нет у них и потребности быть матушками, батюшками или учителями.

Исключительность порождает исключение; свободой делятся в дружественности.

Тони Парсонс. "Открытый Секрет"

Нравится